Во Славу Отечества Российского!!!

Во славу отечества Российского!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Во славу отечества Российского! » Кинофильмы » "В бой идут одни старики"


"В бой идут одни старики"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


"В бой идут одни старики"




http://s1.uploads.ru/2Rv7r.jpg

Год: 1973
Страна: СССР
Режиссер: Леонид Быков
В ролях: Леонид Быков, Сергей Подгорный, Сергей Иванов, Рустам Сагдуллаев, Евгения Симонова, Ольга Матешко, Владимир Талашко, Алексей Смирнов, Виктор Мирошниченко, Григорий Гладий.

Отредактировано FINE (02.09.2014 23:59:55)

2

«В бой идут одни старики» - один из лучших отечественных военных фильмов, повествующий историю «поющей» эскадрильи капитана Титаренко.
Многочисленные фразы героев картины разошлись на цитаты, став частью советского и пост-советского фольклора. Героям фильма, капитану Титаренко и механику Макарычу были установлены памятники в Киеве и Харькове соответственно. Эта эскадрилья стала «поющей» — так капитан Титаренко подбирал себе новичков. Его «старикам» было не больше двадцати, но «желторотиков», пополнение из летных училищ ускоренного выпуска, в бой все равно, по возможности, не пускали. Им еще многое предстояло испытать — и жар боев, и радость первой победы над врагом, и величие братства, скрепленного кровью, и первую любовь, и горечь утраты… И настанет день, когда по команде «в бой идут одни старики» бывшие желторотики бросятся к своим самолетам…

Выйдя на экраны в 1974 году, фильм собрал 44,3 миллиона кинозрителей, став четвёртым в прокате и единственным в десятке самых кассовых фильмов того года, посвящённым тематике Великой Отечественной войны. Фильм, режиссура и актёрская работа были также отмечены наградами республиканских и международных кинофестивалей.

Занимательные факты о фильме:

    Леонид Быков поступал в летную школу в 1945 году, но малый рост не позволил ему стать летчиком.
    Быков осуществил свою давнюю мечту и освоил управление самолетом во время съемок картины.
    Поющая эскадрилья на самом деле существовала во время Великой Отечественной войны.
    Студентка театрального института Евгения Симонова снималась во время учебы — на съемочную площадку ее привела мама.
    Государственные чиновники долго не принимали сценарий фильма, вначале производства картины для съемок выделили всего один самолет. После того как сценарий фильма очень понравился одному из маршалов авиации — на площадке появилось ещё два самолета.
    В роли «догорающего мессера», сбитого «Кузнечиком» был использован планер КАИ-12 «Приморец».
    История Героя Советского Союза Надежды Поповой и Героя Советского Союза Семёна Харламова легла в основу любовной линии фильма.
    Еще в 1967 году Леониду Быкову предложили поставить картину о летчиках по сценарию Владимира Кунина «Хроника пикирующего бомбардировщика». Однако он непременно хотел включить в нее песню Смуглянка, что было категорически отвергнуто Куниным. Свой замысел о летчиках, поющих «Смуглянку», Быков воплотил в ленте «В бой идут одни «старики».
    Руководство Госкино запретило фильм, ссылаясь на то, что он на самом деле не о Войне. Однако когда сценарий показали командующему ВВС СССР Александру Покрышкину, он прямо на весь лист поставил резолюцию: «Вот это и есть война!».
    Занимает по посещаемости 61-е место среди отечественных фильмов за всю историю советского кинопроката
    Изначально Леонид Быков хотел снимать фильм цветным. Но цветная пленка, которая лежала на студии Довженко, давалась только на соцреалистические фильмы. Быкову говорили: если будешь снимать под заказ фильм о трактористах — дадим цветную пленку. На фильм о войне дали только черно-белую.
    Роль советских истребителей в фильме исполняют учебно-тренировочные самолёты Як-18, роль Мессершмитта — чехословацкий спортивно-пилотажный Злин Z-326 Акробат. Пилотированием занимались лётчики ДОСААФ. Настоящие истребители времён второй мировой появляются только на вставках с кинохроникой.
    В Киеве, недалеко от аллеи Славы, находится памятник Леониду Быкову, который изображен в образе Маэстро, присевшего на крыло своего самолета.
    В 2011 году, через 37 лет после выхода фильма, в Харькове был установлен памятник механику Макарычу.

3

http://sd.uploads.ru/z7e3u.jpg

Леонид Быков в образе капитана Титаренко — памятник в Киеве.

В бой идут одни «старики»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«В бой идут одни „старики“» — советский художественный фильм, снятый режиссёром Леонидом Быковым в 1973 году, повествующий о буднях лётчиков-истребителей в годы Великой Отечественной войны.

Выйдя на экраны в 1974 году, фильм собрал 44 300 000 кинозрителей, став четвёртым в прокате и единственным в десятке самых кассовых фильмов того года, посвящённым тематике Великой Отечественной войны. Фильм, режиссура и актёрская работа были также отмечены наградами республиканских и международных кинофестивалей.

Многочисленные фразы героев картины разошлись на цитаты, став частью советского и пост-советского фольклора. Героям фильма, капитану Титаренко и механику Макарычу были установлены памятники в Киеве и Харькове соответственно.

Сюжет

Во время сражений за освобождение Украины из боевого вылета возвращаются лётчики-истребители второй эскадрильи. Нет только её командира — Героя Советского Союза гвардии капитана Титаренко по прозвищу Маэстро. Однако, когда уже все, кроме его механика Макарыча перестали ждать — бензин в баке кончился более сорока минут назад — на лётное поле сел «Мессершмитт», пилотируемый Титаренко. Его действительно сбили за линией фронта, но атаковавшая в тот момент пехота выручила лётчика, а ребята с аэродрома подскока подарили ему трофей.

На следующий день в полку распределяют по эскадрильям только что прибывшее пополнение. Несколько новичков, среди которых лейтенанты Александров, Щедронов и Сагдуллаев, просятся в знаменитую вторую эскадрилью. Титаренко спрашивает каждого о их музыкальных талантах: вторая эскадрилья известна как «Поющая» и после боевой работы превращается в самодеятельный оркестр, где Титаренко выступает дирижёром. Щедронов напевает песню «Смуглянка» и получает соответствующее прозвище.

Едва познакомившись с пополнением, «старики» со словами «На ваш век хватит!» уходят на перехват большой группы немецких бомбардировщиков. Сразу в бой новичков не берут: в училище их готовили по ускоренной программе («взлёт-посадка»), им ещё надо учиться летать и воевать.

На базу возвращаются все, но Маэстро в гневе: уже не в первый раз его ведомый, старший лейтенант Скворцов, вышел из боя без приказа. После серьёзного разговора выясняется, что после того, как Скворцов под Курском был сбит в лобовой атаке, подсознательно боится боя. Скворцов просит списать его в пехоту, в штрафбат, отдать под трибунал, но Титаренко сжигает рапорт.

В перерывах между вылетами вторая эскадрилья репетирует музыкальные номера. Даже питающий отвращение к музыке Александров берётся исполнять партию бубна, а вскоре начинает руководить репетициями вместо комэска.

Новички начинают летать. После того как Александров разбивает самолёт при посадке, командир отчитывает его, но Александров как ни в чём не бывало отправляется ловить кузнечиков. Титаренко злится и отстраняет Александрова от полётов на неопределённое время («Назначить дежурным… вечным дежурным по аэродрому!»). За Александровым прочно закрепляется прозвище «Кузнечик».

Титаренко на трофейном «Мессершмитте» улетает на разведку. В его отсутствие на аэродроме вынужденную посадку совершает лёгкий биплан У-2, пилотируемый лётчицами Зоей и Машей. Сагдуллаев влюбляется в Машу и получает от товарищей прозвище «Ромео». Прилетает немецкий «Мессершмитт», который бомбит и обстреливает аэродром, но все выживают, а «Ромео» с Машей даже не замечают его.

Вернувшийся из разведвылета Маэстро подтверждает сведения партизан о большой группе немецких танков. Когда пополнение (кроме Кузнечика) было готово к первому бою, Титаренко отправляется на повторную разведку (немцы замаскировали свои танки под копны и сараи), но на обратном пути его сбивают. Солдаты-пехотинцы, принявшие Титаренко за немца, который любил стрелять по медсанбату, устраивают ему «горячую встречу». Вернувшись в полк на лошади, Титаренко узнаёт от Макарыча, что погиб Смуглянка. Со своим ведущим он отрабатывал слётанность в паре и над аэродромом был сбит немецкими «бубновыми» «Фоккерами».

Через некоторое время Ромео признаётся Маше в любви.

Титаренко вступает в ВКП(б) и получает партийное поручение: личным примером показать молодому пополнению, что «бубновых» асов Геринга тоже можно успешно сбивать. Маэстро вызывает немцев на показательный «рыцарский поединок». Ведомым он берет Скворцова и заодно проводит «педагогический» эксперимент: в самом начале боя соообщает, что отказало оружие. Выручая друга, Скворцов впервые за долгое время преодолевает свой страх и даже сбивает немецкий самолёт. Вечером того же дня немцы совершают на аэродром налёт, во время которого отстранённый от полетов Кузнечик без разрешения взлетает, к тому же на самолёте Титаренко, и одерживает свою первую воздушную победу, спасая полк.

Эскадрилья даёт очередной концерт, на который приглашает и лётчиц, чей полк расквартирован неподалёку. Сергей Скворцов исполняет песню «Нiч яка мiсячна», а в одном из следующих вылетов направляет свой горящий самолёт на вражеские эшелоны с криком: «Ребята! Будем жить!».

Проходит ещё некоторое время. Территория Советского Союза почти освобождена. В бой снова идут одни «старики», но среди них уже и Ромео — старший лейтенант и ведомый Маэстро, и Кузнечик — старший лейтенант и командир второй эскадрильи, а сам Титаренко, в звании майора, уже командует полком. За пятнадцать минут до построения полка перед боевым вылетом, Ромео обращается к командиру с просьбой разрешить жениться, так как и его, и Машу в любой момент могут сбить. Титаренко не без колебаний даёт разрешение и полушутя отчитывает ведомого за отсутствие планшета (резолюцию на рапорт с просьбой приходится накладывать на футбольном мяче), как когда-то отчитывали и самого Титаренко. Новые «желторотики» остаются на земле дожидаться возвращения старших товарищей.

Из очередного боя тяжело раненым возвращается, но умирает, посадив самолёт, Ромео. Когда Маэстро, Макарыч и Кузнечик приходят на аэродром женского полка сообщить Маше эту весть, они узнают, что полк улетел, а Маша вместе с напарницей Зоей тоже погибли. Макарыч и Титаренко садятся у могилы девушек и обещают вернуться сюда, когда окончится война, чтобы снова спеть «Смуглянку».

В ролях

    Леонид Быков — Алексей Титаренко («Маэстро»)
    Сергей Подгорный — Виктор Щедронов («Смуглянка»)
    Сергей Иванов — Александров («Кузнечик»)
    Евгения Симонова — Маша Попова
    Ольга Матешко — Зоя Молчанова
    Алексей Смирнов — Макарыч
    Рустам Сагдуллаев — Сагдуллаев («Ромео»)
    Владимир Талашко — Сергей Скворцов
    Виктор Мирошниченко — командир полка Иван Ермаков
    Григорий Гладий — техник Александрова («Кузнечика»)
    Владимир Волков — замполит
    Юрий Саранцев — Василий Васильевич, командир дивизии
    Дмитрий Миргородский — комбат пехоты
    Александр Милютин — лётчик «Его запугаешь!»
    Валентин Грудинин — начальник разведки армии
    Вилорий Пащенко — Воробьёв
    Вано Янтбелидзе — Вано Кобахидзе
    Борис Болдыревский — механик Сагдуллаева
    Александр Немченко — Иван Фёдорович
    Алим Федоринский — Алябьев
    Владимир Бродский — Колосов
    Валентин Макаров — начальник штаба полка
    Леонид Марченко — лётчик 1-й эскадрильи
    Иван Реутов — механик Сергея Скворцова
    Анатолий Юрченко — Соломатин
    Иван Бондарь — повар
    Владимир Алексеенко — пожилой солдат
    Алексей Крыченков — молодой лётчик
    Анатолий Матешко — молодой лётчик (нет в титрах)
    Виктор Степаненко — эпизод
    Г. Пищиков — эпизод
    Степан Фучко — эпизод
    А. Ковальский - эпизод
    С. Зайонц — эпизод
    Фёдор Ищенко — эпизод (нет в титрах)
    Серафим Стрелков — эпизод (нет в титрах)
    Евгений Жело — эпизод (нет в титрах)

Съёмочная группа

    Авторы сценария:
        Быков, Леонид Фёдорович
        Оноприенко, Евгений Фёдорович
        Сацкий, Александр Степанович
    Режиссёр: Быков, Леонид Фёдорович
    Оператор-постановщик: Войтенко, Владимир Григорьевич
    Художник-постановщик: Георгий Прокопец
    Главный консультант: Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации С. И. Харламов

Создание фильма
Сценарий

http://sd.uploads.ru/FArvQ.jpg

Дважды Герой Советского Союза, Виталий Попков,
стал прообразом гвардии капитана Титаренко и лейтенанта Александрова.

Леонид Быков в молодости мечтал стать лётчиком, но из-за приписанного возраста и маленького роста (на тот момент — 163 см) не был принят в лётное училище[1]. После того как в начале 70-х Быков перебрался из Ленинграда в Киев, он решил свой первый фильм на новом месте снять именно про военных лётчиков. В соавторстве с двумя сценаристами — Евгением Оноприенко и Александром Сацким — им был написан сценарий, основанный на подлинных событиях времён Великой Отечественной войны.

Во время работы Быков проконсультировался с большим количеством ветеранов, в результате чего многие персонажи получили реальные прообразы. Например, прототипом командира эскадрильи гвардии капитана Титаренко стали сразу несколько человек: дважды Герой Советского Союза Виталий Попков[2], Герой Советского Союза Иван Лавейкин, а фамилия и "позывной" «Маэстро» — были взяты Быковым, после того как он узнал о Дмитрии Титоренко — ведомом трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба, эпизоды из биографии которого были включены в фильм. Также появился в сценарии и Вано — в память о фронтовом друге Кожедуба, отважном грузинском лётчике Вано Габуния, погибшем при таране немецкого истребителя.[3].

Прототипом «Смуглянки» стал Виктор Щевронок, друг детства Леонида Быкова, с которым они вместе поступали в лётное училище, и который погиб в апреле 1945 года при освобождении Чехословакии[4]. Прообразом Зои стала Герой Советского Союза Надежда Попова, заместитель командира эскадрильи 46-го гвардейского женского полка ночных бомбардировщиков. Сцена знакомства с девушками, когда лётчики с удивлением обнаруживают, что у гостей больше орденов и медалей, чем у них, действительно имела место. В отличие от своей героини, Надежда Попова прошла всю войну и позже вышла замуж за Героя Советского Союза Семёна Харламова, который выступил главным консультантом фильма[5].

Помимо Титаренко, Виталий Попков стал прообразом лейтенанта Александрова («Кузнечик»). Будущего дважды Героя Советского Союза командир однажды отстранил от полётов на три месяца: лётчик выписывал чрезмерно низкие виражи над аэродромом с целью покрасоваться перед девушками[5]. Для образа Кузнечика также были заимствованы эпизоды из мемуаров дважды Героя Советского Союза Сергея Луганского «Небо остаётся чистым»: «от полётов отстранить, сто грамм не давать, назначить дежурным, вечным дежурным» и сбитый вражеский самолёт во время внезапного налёта немцев. Использовались в сценарии и воспоминания дважды Героя Советского Союза Арсения Ворожейкина, дважды Героя Советского Союза Владимира Лавриненкова и заслуженного лётчика СССР Анатолия Иванова[6].

http://sd.uploads.ru/iaJuW.jpg

Нотный стан на истребителе Титаренко был выполнен по аналогии со штурмовиком Героя Советского Союза — Василия Борисовича Емельяненко.

Быков писал сценарий, стараясь не слишком отходить от действительных событий. Так, «поющая» эскадрилья действительно существовала в 5-м гвардейском истребительном авиационном полку, и именно там служил Попков. «Поющей» эскадрилья была названа, потому что в ней имелся собственный хор, а два самолёта были подарены фронту оркестром Леонида Утёсова. Кроме того, что за мужество и героизм в боях 11 из 14 лётчиков эскадрильи были удостоены звания Героя Советского Союза, большое внимание уделялось и культурной жизни. На освобождённых территориях хор давал пользовавшиеся огромной популярностью концерты, а в 1944 году, в Краматорске, на один из таких попал, будучи подростком, Леонид Быков. В тот день местные подростки отблагодарили летчиков собственным концертом, и Быков был в составе хора, ведущим вокалом которого был будущий знаменитый певец — Иосиф Кобзон. В конце 1960-х годов Быков нашёл Попкова и попросил разрешения снять фильм о «поющей» эскадрилье[7].

Многие другие детали сценария также были взяты из жизни. Рисунок нотного стана на фюзеляже истребителя «Маэстро» был сделан по аналогии со штурмовиком «Ил-2» Василия Емельяненко.
Имели место и трагическая история любви узбекского лётчика (настоящая фамилия — Марисаев) и русской девушки (в отличие от своей героини, она не была лётчицей и погибла при бомбёжке столовой), привычка механика крестить перед вылетом самолеты, попадание Маэстро в плен к своим и фраза: «Я бы, товарищ командир, ещё больше фрицев сбил, да вы своим нижним бельем всех фрицев распугали»[4][7].
Ветераны особого отдельного 434-го истребительного полка утверждали, что эпизод из фильма, когда Титаренко возвращается в полк после боя не на самолёте, а на лошади («махнул не глядя!») — взят из реальной жизни: под Сталинградом был сбит и вернулся ночью на коне летчик из их полка Александр Александров.
Точно так же ветераны 1-й гвардейской авиадивизии поведали, что когда в фильме показывают, как Титаренко обнаруживает замаскированные под копнами сена немецкие танки, то имеется в виду их боевой товарищ и командир — Герой Советского Союза гвардии майор Степан Прутков[3].
Название фильму дала традиция лётчиков не пускать сразу в воздушный бой вновь прибывшее пополнение, давая им «налетать» опыт. Например, сам Виталий Попков, прибыв на фронт в 1941 году, начал совершать боевые вылеты только в 1942[7].

    В 41-м году пришёл в полк к командиру дивизии генерал-полковнику Михаилу Михайловичу Громову, впоследствии ставшему командующим 3-й воздушной армией. Сидело нас около сотни, и Громов спрашивает: «Ну, у кого есть боевые вылеты?» Все молчат. А для справки сообщу, что у Хартмана, лучшего лётчика фашистской Германии, перед началом войны было 600 часов боевых налётов. У меня был один боевой вылет — будучи инструктором Батайской школы, я летал на прикрытие моста в Ростове-на-Дону — 1 час 34 минуты, но я храбро поднял руку. «Понятно, — сказал комдив, — в бой идут одни „старики“». Вот и Кузнечик в конце фильма, невзирая на протесты новичков, говорит перед полётом эту самую фразу. Киношники р-раз её — и в название фильма.

    — Дважды Герой Советского Союза Виталий Попков[8]

Законченный сценарий был отвергнут чиновниками Госкино Украины, так как был признан «негероическим».
Тогда Быков стал зачитывать отдельные куски сценария во время гастролей в разных городах Советского Союза. Это неизменно вызывало у зрителей восторг, что убедило Быкова в своей правоте. Постепенно за сценарий стали вступаться участники Великой Отечественной. В частности, 14 ноября 1972 года на киностудию Довженко прислал письмо начальник штаба войсковой части № 55127 полковник Лезжов, который охарактеризовал сценарий как «честный рассказ о войне и о людях, которые добыли в ней победу»[4].

Леонид Быков о фильме

    Почему героями мы выбрали именно летчиков? Трудно сказать. Может быть, потому что сам я учился в авиационном училище, мечтал о полетах и до сих пор восхищаюсь представителями этой героической профессии. Разговаривая с летчиками, участниками боев, мы поняли одну очень важную для нас вещь. В жестоком горниле войны, в беспощадном ее пламени старшие опытные товарищи стремились, где это было возможно, сберечь молодых и неопытных соколят. В этом была высшая мудрость — забота о будущем, извечное право и долг сильных охранять, растить и воспитывать — себе смену. Так родилась тема «В бой идут одни „старики“». И другая — не менее дорогая нам. Известная мудрость гласит: «Когда говорят пушки, музы молчат». Мы же хотели доказать, что в годы испытаний побеждают те, кто остается людьми в самых жестоких условиях, кто берет с собой в бой все светлое, человечное, за что и ведет битву с врагом. А что может быть прекраснее музыки? Недаром герои «второй, поющей эскадрильи» любят повторять: «Войны преходящи, музыка вечна!». Злобе, человеконенавистничеству фашизма наши герои противопоставили высокий гуманизм, творческое созидательное начало, заложенное в человеке. Нам хотелось создать этот фильм в память о тех, кто не вернулся с войны, и в благодарность живым, выстоявшим эту жестокую битву. Поэтому с особой трепетностью и волнением показываем мы свою картину ветеранам войны. И лучшая награда для нас, когда они говорят: «Да, это было так»[9].

Подбор актёров

Сначала меня назначили на другую роль, а на Смуглянку утвердили Толю Матешко. И вдруг Быков подходит и говорит (он медленно говорил): «Читай сценарий, переодевайся, сбрасывай с погон одну звёздочку, заштукатурься и через 15 минут - на площадку. Играешь Смуглянку.» У меня подкосились ноги, и я... залёг в пшеницу (фильм снимался под Черниговом). Там через час и нашёл меня Талашко...
—Сергей Подгорный[9]

20 февраля 1973 года фильм был запущен в подготовительный период. Работа была сопряжена с большим количеством трудностей. Например, Быкову с трудом удалось утвердить кандидатуру Алексея Смирнова на роль механика Макарыча. Ленинградский актёр был известен зрителю исключительно как артист комедийного плана, поэтому чиновники отказались утверждать его на роль. В ответ Быков заявил, что откажется снимать фильм, если в нём не будет Смирнова, и рассказал о боевой биографии актёра, участника Великой Отечественной, кавалера трёх орденов.
Другая проблема возникла с Анатолием Матешко, исполнителем одной из ключевых ролей фильма — Смуглянки. За месяц до начала съёмок студия заняла Матешко в другом фильме[п 1][10]. Леонид Быков в срочном порядке отобрал Сергея Подгорного из группы студентов-первокурсников Киевского театрального института[4]. Образ оказался настолько точным, что после выхода фильма Подгорного разыскала мать настоящего Виктора Щевронка и поблагодарила словами: «Спасибо, Витя»[11].

По изначальному замыслу Быкова роль Скворцова должен был исполнять Леонид Филатов. Владимир Талашко, в итоге исполнивший роль ведомого Титаренко, позже сказал, что если это и было так, то Быков о таких подробностях умолчал, чтобы не ранить коллегу. По словам Талашко, хотя иногда в кино срабатывали знакомства, связи и учитывалась степень популярности артиста, у Быкова был один критерий: подходит или нет. Даже Смирнов, которого он так отстаивал, проходил пробы наравне со всеми[12].

На роль «Кузнечика» Быков планировал пригласить Владимира Конкина[13]. Быков сказал Конкину, что у того есть комедийный талант, и дал прочесть сценарий. Конкин согласился на роль Кузнечика, но в тот период он был занят в фильме «Как закалялась сталь» Николая Мащенко, и режиссёр не отпустил его на съёмки к Быкову[14][15]. В этом плане больше повезло Рустаму Сагдуллаеву, который одновременно снимался в фильме «Мой добрый человек», для чего актёру приходилось постоянно летать в Ташкент, где проходили съёмки. Кстати, по этой же причине Ромео проводит большую часть фильма в шлемофоне или пилотке, чтобы его длинные волосы, нужные для другой роли, не нарушали достоверности образа лётчика времён Великой Отечественной войны[16].

Фильм стал кинодебютом Евгении Симоновой и одной из самых известных её ролей: трогательный образ молодой лётчицы Маши запомнился многим телезрителям[17]. На тот момент Симонова была совсем юной (18 лет) студенткой второго курса Щукинского училища, и на площадке коллеги относились к ней с большой нежностью[12]. Сама актриса впоследствии называла работу с Леонидом Быковым — «потрясающим подарком судьбы»[17], а его самого — своим «крёстным отцом в кино»[18].

Съёмки

Большой и неожиданной проблемой для Быкова стало полное отсутствие в СССР самолётов времен Второй мировой войны. Не сохранилось ни одного истребителя Ла-5ФН, на котором воевали лётчики 5-го гвардейского авиаполка. Аналогичная ситуация была и с немецкими истребителями. Летающий По-2 обнаружить удалось лишь в Польше.

Большую помощь в работе над фильмом оказал маршал авиации, трижды герой Советского Союза Александр Покрышкин, который в своё время 10 лет отслужил в Киеве и не раз бывал на киностудии имени Довженко. Быков уже просил Покрышкина выделить для съёмок настоящие самолёты времен войны, но маршал поначалу отнёсся к этой просьбе настороженно, так как в те годы выходило много «проходных» фильмов о войне. Ознакомившись со сценарием буквально за одну ночь, Покрышкин распорядился выдать съёмочной группе сразу пять самолетов: четыре учебно-тренировочных истребителя «Як-18П» и чехословацкий спортивно-пилотажный «Zlin Z-326 Акробат», внешне отдалённо похожий на немецкий Me-109 (хотя роль догорающего немецкого истребителя, сбитого Кузнечиком, «сыграл» планер КАИ-12 «Приморец»). Машины доставили на киевский аэродром «Чайка», где их перекрасили и придали им вид истребителей «Ла-5»[4]. Для этого у «Яков» пришлось удалить переднюю стойку шасси и приделать хвостовое колесо. Для создания задней центровки фюзеляж загрузили балластом — мешками с песком. «По-2» съёмочной группе выделил начальник академии имени Гагарина, маршал авиации Сергей Руденко. В академии был создан музей ВВС, и Руденко в нарушение всех инструкций на свой страх и риск одолжил биплан для съёмок[3].

Съемки фильма начались 22 мая 1973 года в павильоне студии Довженко в декорациях «блиндаж КП» и «блиндаж комбата», после чего переместились на натуру. В конце мая начались съёмки сцен воздушных боёв. По воспоминаниям оператора Виталя Кондратьева, для удобства воздушных съёмок он придумал особое устройство, которое крепилось между первой и второй кабинами и позволяло брать кадр крупным планом прямо во время полёта. Изобретение Кондратьева очень понравилось Быкову, который тут же начал его использовать в деле:

    Пилот выписывал в небе «бочки» и «мёртвые петли», а Леонид Федорович включал камеру, давил на гашетку и кричал в объектив: «Серега, прикрой! Атакую!» После нескольких дублей самолет садился, я менял кассету с пленкой, и машина снова поднималась в небо. В конце съёмочного дня Быков буквально вывалился из самолета и плюхнулся на зелёную траву аэродрома. «Ну, как дела?» — спросил я, подбежав к нему, и услышал в ответ: «Проявим плёнку — увидим!»

    — Виталь Кондратьев, оператор фильма[4]

В начале июня начали снимать эпизоды «на аэродроме», натурой для который был выбран придеснянский луг между селами Шестовица и Слабин Черниговского района Черниговской области. Лётчики ДОСААФ занимались пилотированием самолётов с аэродрома Количевка, но поскольку Быков не любил, когда его дублировали, все трюки он старался делать сам. За время съёмок Быков неплохо освоил управление самолётами; в воздух он их не поднимал, но зато самостоятельно запускал двигатель и рулил по аэродрому. Как-то он не смог рассчитать курс, и правое колесо попало в яму от пиротехнического взрыва. Самолёт (с нарисованными нотами и скрипичным ключом на борту) клюнул носом, сломались лопасти пропеллера, а заднее колесо отломилось вместе со стойкой. Поскольку везти самолёт для ремонта в Киев значило потерять большое количество времени, восстановление проводилось на месте. Запасные лопасти, который привёз предусмотрительный механик, установили прямо на съёмочной площадке, а для того, чтобы приварить стойку заднего шасси Виталь Кондратьев поехал в Чернигов, к друзьям-техникам. В течение суток самолёт был восстановлен[4].

В начале сентября отсняли финальную сцену, в которой Маэстро, Макарыч и Кузнечик находят могилу Маши и Зои. Еще через несколько дней съёмочная группа перебазировалась на киностудию имени Довженко, где предстояло отснять сцены в павильонах. Так, 20-24 сентября снимался эпизод в декорации «столовая», когда победоносному «Кузнечику» товарищи устраивают торжественный приём по поводу сбитого «Мессершмитта». В эти же дни был отснят и другой «столовый» эпизод: поминки по Смуглянке. В последующие несколько дней были отсняты эпизоды в декорациях: «хата девчат», «палатка», «хата 2-й эскадрильи». Параллельно снимались воздушные бои[4], хотя поначалу молодые актёры разочаровали консультанта фильма Харламова, так как «с перекошенными лицами» после первых полётов явно не походили на лётчиков Великой Отечественной[19].

Помимо режиссуры и участия в фильме, Быкову приходилось бороться с нерадивыми директорами картины. По воспоминаниям Рустама Сагдуллаева, за время съёмок у ленты сменилось три директора, и каждый из них пытался мешать рабочему процессу. Например, забывали реквизит, тайком от Быкова отзывали со съёмок массовку или просто не выполняли своих обязанностей. Сам факт завершения съёмок Сагдуллаев впоследствии назвал «настоящим чудом»[20]. Но несмотря на эти сложности, на съёмочной площадке царила атмосфера дружелюбия и взаимопонимания. Быков просил молодых актёров не учить роли наизусть, а говорить своими словами. По мнению режиссёра, прообразы героев фильма «улетали, и многие не возвращались. Но они об этом не знали. Они так же жили, так же любили, так же смеялись, так же прыгали» как и те, кто их сыграл в кино[19].
Выход в прокат

Съёмки фильма закончились в середине октября, после чего начался монтаж, длившийся до 6 декабря. В конце месяца состоялась премьера ленты в Госкино Украины. На неё были приглашены не только высокие чины украинского кинематографа, но и лётчики-фронтовики, среди которых был и Александр Покрышкин. Лента его буквально потрясла. Когда в зале зажгли свет, Покрышкин, с трудом справляясь с чувствами, произнёс: «Всё так, как было…». Несмотря на восторженную реакцию других ветеранов (премьеру фильма посетили лётчики Киевского объединения ПВО, которым командовал дважды Герой Советского Союза, генерал-полковник авиации Владимир Лавриненков), представителям Министерства культуры Украины фильм не понравился и был отправлен «на полку». Тогда за ленту вступились зрители и ветераны, в числе которых был и член ЦК КПСС, главнокомандующий ВВС, Главный маршал авиации Герой Советского Союза Павел Кутахов. Заступаться за картину лично ходил на приём к министру культуры Украины и дважды Герой Советского Союза, генерал-лейтенант авиации Виталий Попков. Окончательное решение выпустить фильм в широкий прокат было принято благодаря успеху «стариков» на VII Всесоюзном кинофестивале, где картина Быкова получила две первые премии — за лучший фильм и исполнение мужской роли — и специальный приз от Министерства обороны СССР[3].

Во многом именно благодаря хорошим отзывам бывших фронтовиков, успевших посмотреть фильм до его выхода на широкий экран, Госкино СССР приняло решение поощрить премией создателей картины. Также сказалось и то, что лента была снята с большой экономией средств: из отпущенных на её постановку 381 тысячи рублей было потрачено 325 тысяч. В числе поощрённых было 39 человек. При награждении особо выдели режиссера-постановщика Леонида Быкова: ему выплатили 200 рублей премии и присвоили звание «режиссёра-постановщика 1-й категории», тогда как актёрам Алексею Смирнову, Владимиру Талашко и Сергею Иванову выплатили по 50 рублей. Руководство киностудии имени Довженко сочло сумму вознаграждения главным создателям фильма недостаточной, но ходатайство перед Госкино СССР об увеличении гонорара авторам сценария с 6 тысяч рублей до максимального — 8 тысяч — осталось неудовлетворённым. Чиновники Госкино посчитали, что «работа коллектива поощрена достаточно убедительно и увеличение гонорара не представляется целесообразным»[4].

На широкий экран фильм вышел 12 августа 1974 года. Уже к концу года лента собрала на своих сеансах 44 миллиона 300 тысяч зрителей, заняв четвёртое место в прокате. Такой успех стал большой неожиданностью как для создателей фильма, так и для Госкино, так как к тому времени фильмы о Великой Отечественной войне такой кассы практически не собирали. Несмотря на это, дополнительные поощрения от Госкино создатели фильма не получили[4].

Музыка

«Визитной карточкой» фильма является песня «Смуглянка». Леонид Быков рассказывал Владимиру Талашко, что эту песню он хотел включить в фильм с самого детства. Будучи подростком, Быков с друзьями катался на подножках проходящих теплушек. В одном из таких вагонов он увидел лётчика, пехотинца и артиллериста, которые ехали с фронта через Донбасс и пели «Смуглянку». «И в тот момент я решил, что, если буду снимать кино о лётчиках, она там обязательно будет звучать», — говорил Быков[12]. В начале фильма песню исполнял туркменский певец, солист ВИА «Гунеш» Мурад Садыков.

Также в фильме звучат песни «Вечерний звон», «Ніч яка місячна», «Эх, дороги…», «За того парня», «В землянке» и мелодия танго «Утомлённое солнце». Некоторые песни, исполняемые персонажами в кадре, поют сами актёры. Песня «За того парня» (слова Роберта Рожденственского, музыка Марка Фрадкина) была специально написана и уже до этого звучала в художественном фильме «Минута молчания» (Киностудия им. Горького, 1971). Тем не менее, в фильме «В бой идут одни старики» она исполняется вновь. Это — редчайший случай использования одного и того же современного музыкального произведения в советском кино.

Колоризация фильма

К 2009 году фильм был колоризирован и отреставрирован, военная хроника в фильме была очищена от царапин и ей также придан цвет. Режиссёр колоризации — Игорь Лопатенок. При колоризации ничего не убиралось и не добавлялось. «Картина до фрейма соответствует исходному материалу, — подчеркнул И. Лопатенок. — Я несу за это юридическую ответственность»[21]. Существуют свидетельства того, что Леонид Быков изначально хотел снять фильм в цвете, но ему не дали дефицитную тогда цветную плёнку[22][23].

Однако, просмотрев окончательный вариант, Леонид Быков сам решил, что в чёрно-белом варианте фильм получился более реалистичным.

Работы были организованы компанией Grading Dimension Pictures (США). Бюджет проекта — около 500 тыс. долларов (то есть около 5,5 тыс. долларов за минуту фильма). Колоризация проводилась на американской студии Legend Films и в Индии. При колоризации постарались воспроизвести цвета советской плёнки 1973 года. Специфическую сложность картины представляло обилие оттенков зелёного цвета (до 27 в одном кадре). Кроме того, пришлось переделать 60 % уже готовой работы, когда выяснилось, что просветы на погонах полевой формы лётчиков должны быть не голубые, а красные[23][24].

Премьера цветной версии фильма состоялась на Первом канале (Россия) и телеканале «Украина» (Украина) 9 мая 2009 года в честь Дня Победы[21][25]. Также был проведён показ фильма для ветеранов в кинотеатре киностудии им. А. Довженко.

По мнению дочери Леонида Быкова Марьяны и председателя Государственной службы кинематографии Министерства культуры и туризма Украины Анны Чмиль, колоризация нарушила авторские права киностудии им. Довженко, демонстрация фильма была незаконной[26]. В мае 2011 года Голосеевский районный суд Киева вынес вердикт, согласно которому, колоризация фильма была произведена незаконно и запретил её прокат. По словам адвоката Ивана Картавого, цель Марьяны Быковой в суде — выполнить волю автора фильма. А моральный ущерб был оценен в принципиальную одну гривну[27].

Награды

    Серебряная медаль им. А. Довженко «За произведения на героико-патриотическую тему» (1974)
    Первая премия за лучшую мужскую роль на VII ВКФ 1974 г. в Баку;
    Специальный приз жюри МКФ в Карловых Варах-74. «Хрустальная ваза» — специальный приз и Премия Центрального Комитета Союза чехословацко-советской дружбы на XIX МКФ в Карловых Варах (ЧССР, 1974)
    Главная премия МКФ «Фильмы за свободу» в Сопотце-74 (Югославия).
    Статуэтка «Свобода» — Главная премия III МКФ фильмов о свободе и революции в Сопоте (Польша, 1974)
    Государственная премия Украинской ССР имени Тараса Шевченко (1977, удостоен Леонид Быков за фильмы «В бой идут одни „старики“» и «Аты-баты, шли солдаты…»)[28]

Народное признание

    По независимым опросам Livejournal.com и Liveinternet.ru фильм вошёл в «100 лучших российских фильмов»[29].
    В Киеве, недалеко от аллеи Славы, находится памятник Леониду Быкову, который изображен в образе Маэстро, присевшего на крыло своего самолета[30].
    В 2011 году, через 37 лет после выхода фильма, в Харькове был установлен памятник механику Макарычу[31].

    ↑ В передаче «Чтобы помнили», посвящённой Леониду Быкову, указывается что, съёмки уже велись полным ходом, и когда Матешко отозвали, многое пришлось переснимать заново

2. Эпизод фильма, где главный герой, комэск Титаренко сел на сбитом трофейном мессершмитте в расположении советской пехоты, и его побили пехотинцы, приняв за вражеского летчика, несмотря на форму и русскую речь, также взят из воспоминаний дважды Героя Советского Союза Сергей Луганского. В такую ситуацию попал его командир полка Федор Телегин. (Книги С. Луганского "Небо остается чистым" и "На глубоких виражах")

4

Как убивали знаменитый фильм "В бой идут одни старики"

Этот фильм всегда показывают в День Победы. В нынешнем году картине «В бой идут одни «старики» исполняется 40 лет. Жизнь актера Рустама Сагдуллаева, сыгравшего роль Ромео, сложилась удачно – он счастлив и здоров. Накануне великого праздника «Ромео» прилетел в Москву из Ташкента на пару дней, и наше издание не упустило возможности с ним пообщаться.

«А за кадром Вано готовит шашлык»

Посетовав на холодную московскую погоду – «в Ташкенте теплее, вот-вот дозреет клубника, уже есть первые абрикосы», – Рустам Сагдуллаев сам перевел тему на легендарную киноленту:

– Моя жена до сих пор, когда смотрит сцену гибели Ромео, плачет. Я спрашиваю: неужели так правдоподобно сыграл? А она опять в слезы. Как-то дочка не выдержала: «Мама, перестань рыдать, смотри, вот он сидит – живой!»

– Хорошо помните, как снимались в «Стариках»?

– Когда смотрю этот фильм, перед глазами моменты – что происходило за кадром, – вспоминает Рустам. – Помню, сцена: мы с Женей Симоновой толкаем самолет. А неподалеку Вано Янтбелидзе готовит шашлык. И когда камера останавливалась, Вано кричал: «У меня сейчас сгорит все, когда уже закончите?!» Закончили – всей группой шашлык ели. У нас очень дружная творческая команда была. Это заслуга Леонида Быкова – умел создать вокруг себя атмосферу сердечности. Такие люди, как он, рождаются раз в тысячу лет. Хотя ему было непросто… Потрясающей доброты, искренности человек. Таким был и его старший друг Алексей Смирнов, «Макарыч». Смирнова не хотели снимать, Леонид Федорович с боем отстоял его у киноначальников. Те говорили: он же в комедиях снимался, а шут не может играть в фильме о войне. Они не знали, что сам Смирнов прошел войну разведчиком, получил три ордена Славы.

«Как будто диверсия была»

Артистов, которых уже нет на свете, Рустам вспоминает часто.

– Нет, они мне не снятся. Но такое ощущение, что всегда рядом. У меня дома висят их большие портреты – Быкова, Смирнова, «Кузнечика», «Смуглянки» – Сережи Подгорного… Такие люди не уходят в никуда, они здесь, с нами… С теми, кто жив-здоров, общаемся, всегда рады друг друга видеть. Бываю в Киеве – там живут Володя Талашко (в фильме – Сергей Скворцов), Оля Матешко (Зоя). С Женей Симоновой в Москве встречаемся, но редко. Женя – трудоголик, у нее все время спектакли. Я работаю, снимаюсь – в Узбекистане даже в 90-е не прекращалось кинопроизводство. Сейчас снимают до 25 картин в год – по нашим меркам это много.

Кстати, идею картины о летчиках Леонид Быков вынашивал несколько лет. Но ему не давали снимать. Официальная версия – не было денег. Очень странная, учитывая, что снимать патриотическое кино в те годы считалось задачей государственной важности.

– Я замечал странности на съемках, – признался нам Рустам Сагдуллаев. – У картины сменились три директора. Всех их Быкову навязывали. И все эти люди пытались мешать съемкам. То забудут доставить необходимый реквизит и стоят ехидно улыбаются. То вдруг, пока Быков не видит, отправят домой собравшуюся массовку. Как будто диверсия была. Странно. То, что Быков все-таки снял это кино, настоящее чудо.

«Все артисты – бабники и алкаши»

Жена у Сагдуллаева не актриса. Хотя познакомились они на съемочной площадке, на студии «Узбекфильм», где Марина работала художником по костюмам.

– Марина сшила для меня костюм, – рассказывает актер. – Сказал ей спасибо. Она пошутила: «Что, спасибо – и все?» – «Могу детей подарить!» – рассмеялся я. Эта шутка оказалась пророческой – у нас уже взрослые сын и дочь. Хотя как я за Мариной бегал! А она меня игнорировала, говорила: все артисты – бабники и алкаши… Но ведь я не такой! Добился своего.

5

Литературная основа сценария
Прототипы героев фильма

ЛУГАНСКИЙ СЕРГЕЙ ДАНИЛОВИЧ

    БИОГРАФИЯ Дважды Героя Советского Союза Луганского Сергея Даниловича
    НА ГЛУБОКИХ ВИРАЖАХ. Записки военного летчика. С. ЛУГАНСКИЙ

ЕМЕЛЬЯНЕНКО ВАСИЛИЙ БОРИСОВИЧ

    БИОГРАФИЯ Героя Советского Союза Емельяненко Василия Борисовича
    В ВОЕННОМ ВОЗДУХЕ СУРОВОМ. Емельяненко Василий Борисович

ВОРОЖЕЙКИН АРСЕНИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

    БИОГРАФИЯ Дважды Героя Советского Союза Ворожейкина Арсения Васильевича
    СОЛДАТЫ НЕБА: Рассказы о летчиках-истребителях. Ворожейкин Арсений Васильевич
    СИЛЬНЕЕ СМЕРТИ. Ворожейкин Арсений Васильевич
    В НЕБЕ ХАЛКИН - ГОЛА.... Ворожейкин Арсений Васильевич
    ПОСЛЕДНЯЯ СХВАТКА ВОРОЖЕЙКИНА. Ворожейкин Арсений Васильевич
    РАССВЕТ НАД КИЕВОМ. Ворожейкин Арсений Васильевич

ЛАВРИНЕНКОВ ВАСИЛИЙ ДМИТРИЕВИЧ

    БИОГРАФИЯ Дважды Героя Советского Союза Лавриненкова Владимира Дмитриевича
    ВОЗВРАЩЕНИЕ В НЕБО. Лавриненков Василий Дмитриевич

КОЖЕДУБ ИВАН НИКИТОВИЧ

    ВЕРНОСТЬ ОТЧИЗНЕ. Кожедуб Иван Никитович

ПОПКОВ ВИТАЛИЙ ИВАНОВИЧ

    БИОГРАФИЯ Дважды Героя Советского Союза Попкова Виталия Ивановича
    Интервью с ПОПКОВЫМ Виталием Ивановичем
    РОМЕО И КУЗНЕЧИК служили под командованием Василия Сталина
    "Московский комсомолец", 23 мая 1998 года, М. ВЕЛИКАНОВА
    ЗВАНЫЙ ГОСТЬ. АС С ПОЗЫВНЫМ "МАЭСТРО"
    "Литературная газета", #19, май 2005 года, Н. КАТАЕВА
    КОГДА МЫ БЫЛИ "СТАРИКАМИ"
    "Кубанские новости", 8 октября 2004 года, М. ЕГИЗАРЬЯН

ИВАНОВ АНАТОЛИЙ ЛЕОНИДОВИЧ

    СКОРОСТЬ, МАНЕВР, ОГОНЬ. Иванов Анатолий Леонидович

6

ЦИТАТЫ ИЗ ФИЛЬМА В БОЙ ИДУТ ОДНИ "СТАРИКИ"

... Арфы нет, возьмите бубен. /Титаренко/

... Макарыч, принимай аппарат! Во! Махнул не глядя!
- О, можешь за хвост подержаться! Дракон уже не кусается...
- А я для нашей "девятки" штуцера-а выбил...
- А "девятка" тю-тю... /Титаренко - Макарыч/

- И парашют... тю-тю... /Макарыч/

... И в тот же миг влюбленное созданье, включив форсаж, умчалось на свиданье. /Кузнечик/

... Как сказал Шекспир в восемнадцатом... нет, в девятнадцатом сонете: "Гуляй, Вася!" /Зоя/

... Тебя я понял, умолкаю! Не то по шее получу и подвиг свой не совершу! /Кузнечик/

- Ну, могём! - Не могём, а мОгем! /Пехотный капитан - Титаренко/

... Макарыч, в ставке Гитлера ходят упорные слухи, что некоторых "советских соколов" некоторые несознательные механики перед боевым вылетом крестят...
- В ставке Гитлера все малахольные. /Титаренко - Макарыч/

- Я сбил. Я сбил, товарищ командир!
- Ай-ай-ай... что ты натворил! Придется родителей к директору вызывать...
- Честное слово, сбил!
- С испугу, наверное. /Вторая эскадрилья/

... Пилотом можешь ты не быть, летать научим все равно, но музыкантом быть обязан. /Титаренко/

... А я, между прочим, не в филармонию пришел наниматься, а драться. /Кузнечик/

... В жизни бывают минуты, когда человеку никто, никто не может помочь!.. Рождается сам и умирает сам... /Титаренко/

... Ромео из Ташкента загрустил. Джульетта в "кукурузнике" умчалась. /Кузнечик/

... Летать не умеют. Стрелять тоже... пока не умеют... Но, орлы! /Титаренко/

... Детский сад, а не пополнение. /Савчук/

... Это не вокал, это эскиз к вокалу. /Титаренко/

- Во!.. Только дорогу старшим надо уступать...
- В трамвае - пожалуйста, но не в бою!
- Споемся... /Макарыч, Ромео/

... Спокойно. Не надо оваций. /Кузнечик/

- Между прочим... Где мои сто грамм за сбитый?
- Какой сто грамм, дорогой, тебе бочка чачи!...
- Я непьющий. Но - дело принципа! /Кузнечик - Вано/

... Я мог бы, конечно, и больше, но вы, товарищ командир, своим нижним бельем распугали всех немцев. /Кузнечик/

- Ну как у тебя там? Как у тебя там, Маэстро?
- Нормально... Падаю... /Комдив - Титаренко/

... Не махни на танк, "не глядя"... /Комдив/

... Самое тяжелое в нашей работе - ждать... /Макарыч/

... Нет, это ты хорошо придумал, гм... Самое главное - вовремя... /Титаренко/

...Человечество должно же когда-нибудь понять, что ненависть разрушает. Созидает только любовь! /Кузнечик/

...Будем жить! /Скворцов/

7



СМУГЛЯНКА

Как-то летом на рассвете
Заглянул в соседний сад,
Там смуглянка-молдаванка
Собирает виноград.
Я краснею, я бледнею,
Захотелось вдруг сказать:
"Станем над рекою
Зорьки летние встречать".

    Припев:
    Раскудрявый клен зеленый, лист резной,
    Я влюбленный и смущенный пред тобой,
    Клен зеленый, да клен кудрявый,
    Да раскудрявый, резной!

А смуглянка-молдаванка
Отвечала парню в лад:
"Партизанский молдаванский
Собираем мы отряд.
Нынче рано партизаны
Дом покинули родной,—
Ждет тебя дорога
К партизанам в лес густой".

    Припев:
    Раскудрявый клен зеленый, лист резной,
    Здесь у клена мы расстанемся с тобой!
    Клен зеленый, да клен кудрявый,
    Да раскудрявый, резной!

И смуглянка-молдаванка
По тропинке в лес ушла.
В том обиду я увидел,
Что с собой не позвала.
О смуглянке-молдаванке
Часто думал по ночам...
Вдруг свою смуглянку
Я в отряде повстречал!

    Припев:
    Раскудрявый клен зеленый, лист резной,
    Здравствуй, парень, мой хороший, мой
    Клен зеленый, да клен кудрявый,
    Да раскудрявый, резной!

композитор Анатолий Новиков
поэт Яков Шведов

8


Тернистый путь "СМУГЛЯНКИ"

Трудно предугадать судьбу военных песен. Одни из них становятся популярными уже после первого исполнения. Другим же приходится преодолевать долгий тернистый путь к известности. Сегодня трудно поверить, но одной из таких песен, пролежавшей "на полке" несколько десятков лет, прежде чем ее запела вся страна, стала песня композитора Анатолия Новикова и поэта Якова Шведова "Смуглянка".
Шел первый, самый тяжелый год Великой Отечественной войны, когда многие композиторы, вдохновленные патриотическим порывом, сочиняли песни для солдат, проливающих свою кровь на фронтах. Одним из них был композитор А. Новиков, сочинивший в то время более сорока патриотических военных песен. За четыре из них он был награжден Сталинской премией.
Однако то были другие песни - "песни мщения", так называемые песни на злобу дня, в которых главная мысль была - месть и ненависть к фашистским захватчикам: за поруганную Родину, разрушенные города и деревни, за погибших в боях товарищей...
Но время шло. И на фронтах наряду с "песнями мщения", взывающими к возмездию, стали появляться глубоко лирические песни - о любви, верности чувств боевых подруг, жен, ожидавших своих любимых: "Темная ночь"
М. Блантера, "В землянке"
К. Листова и др.
Именно тогда Анатолий Новиков вспомнил о "Смуглянке", которую он сочинил еще перед войной в 1940 году по заказу политуправления Киевского особого военного округа.
Требовалось создать танцевальную сюиту, для только что созданного окружного ансамбля песни и пляски, отражающую темы гражданской войны и партизанского движения в недавно вошедшей в состав СССР Молдавии. Дружно взявшись за работу, авторы вскоре выполнили этот социально-политический заказ.
"Это было как продолжение сочиненной нами песни "Отъезд партизан", - рассказывал впоследствии поэт Я. Шведов, - которую часто включал в программы своих концертов известный оперный певец С.Я. Лемешев".
Сюита посвящалась герою гражданской войны Г.И. Котовскому и включала в себя семь произведений: "Молдавский ветер", "Партизанская думка", "Песня о Котовском", "Отъезд партизан" и др. А завершала ее танцевальная сцена "Смуглянка".
Как ни странно, вся песенно-танцевальная сюита, куда входила в дальнейшем широко известная в годы войны "Партизанская думка", была принята к работе в ансамбль песни и пляски, но вот последний номер сюиты почему-то пришелся не по вкусу кому-то из политуправленцев, вычеркнувшему ее из списков репертуара ансамбля. Так начался долгий тернистый путь "Смуглянки".
И вот, когда на фронтах в 1942 году стали появляться глубоко лирические песни,
А. Новиков решил вернуться к отвергнутой песне и сделать "Смуглянку" законченным произведением. Поэт Я. Шведов тогда находился в командировке далеко на фронте. Но ни поэт, ни полевая почта не подвели: с отредактированным текстом песня вернулась обратно в Москву к композитору.
Имея хорошие творческие контакты с ведущими армейскими музыкальными коллективами, А. Новиков отнес несколько своих новых песен руководителю Ансамбля песни и пляски А. Александрову. На удивление автора, из многих клавиров, прихваченных по такому случаю с собой, помимо "Смуглянки", маэстро выбрал для своего коллектива именно ее.
И вновь, по иронии судьбы, "Смуглянка" почему-то... не прозвучала на первой репетиции. Вроде бы и оркестровка была выполнена дирижером безукоризненно, и четырехголосный хор мощно звучал в припевах, но в песне чего-то все равно не хватало.
Оказалось, дело заключалось в выборе не совсем удачной тональности для запевалы. Первоначально запевать должен был высокий мужской голос - тенор, а баритон затем подхватывал его во второй строфе песни.
Выручил солист ансамбля Николай Устинов, предложив взять пониже тональность и сделать запевалой наоборот баритон.
- На следующей неделе запись на радио, - сказал музыкантам после репетиции
А. Александров, - вот ее и включим в свою новую программу. Но, увы, редакционная коллегия Госрадио, приняв у "александровцев" весь новый репертуар, категорически отвергла "Смуглянку", обвинив ее в "сентиментальности и чуждости советскому слушателю в такое сложное время".
Сыграло тогда свою роль и то, что Молдавия была под пятой оккупантов и партизанского движения, как это было в других областях, захваченных фашистами в 1942 году, там практически не было. Это также служило веским аргументом комиссии в отказе песне "на жизнь". И великолепная "Смуглянка"... опять благополучно легла "на полку" вплоть до 1944 года.
Постепенно освобождались наши города. За плечами советского народа были уже победы под Сталинградом, Курском. К тому времени враг был уже отброшен к западным границам нашей Родины.
И вот перед очередным праздничным концертом 7 ноября в Концертном зале имени П. И. Чайковского А. Александров вспомнил о песне, которая до той поры не получила признания.
На концерте "Смуглянку" встретили очень шумно, два раза публика вызывала дирижера на "бис". И казалось, что вот уже судьба благосклонно "улыбнулась" песне!
Окрыленный очередным творческим успехом - удачной песенной находкой, А. Александров включает ее в 1944 году в программу Всесоюзного конкурса на лучшую песню о Великой Отечественной войне. Но увы... "Смуглянка" опять не только не заняла никакого призового места, но даже не была отмечена жюри!
Несмотря на то, что песня не звучала по радио, а значит, была мало известна людям, многие ансамбли песни и пляски военных округов стали включать "Смуглянку" в свой репертуар, пропагандируя действительно хорошую, удачную песню о любви партизана к молдавской девушке.
Весь парадокс заключался в том, что, хотя в ней говорилось о партизанах гражданской войны, песня воспринималась как собирательный образ любви молодых людей, объединенных общей борьбой с гитлеровскими захватчиками.
Долгие годы прошли, прежде чем "Смуглянка" приобрела свою сегодняшнюю популярность. В 1975 году, в канун 30-летия Победы, вышел замечательный фильм талантливого режиссера и актера Леонида Быкова "В бой идут одни старики".
Во время войны из его родного города многие друзья ушли воевать летчиками. Многие из них не вернулись с фронта. И Л. Быков всю жизнь мечтал снять в память о них свой фильм о войне. Но нужна была песня для "поющей" эскадрильи комэска Титаренко, своеобразный музыкальный лейтмотив, пронизывающий и берущий за душу зрителя. И этим-то лейтмотивом стала та самая "Смуглянка", которую в молодости Л. Быков случайно услышал в поезде от двух военных, ехавших в Молдавию на могилы своих погибших друзей.
Песня до того запала в душу режиссера, что ни о каких тогда других песенных вариантах в фильме не могло быть и речи!
После выхода на экраны этого фильма, который очень любил сам Л. Быков, "Смуглянку", что называется, запела вся страна.
Л. Быков в последние годы много болел: сказывались огромные творческие перегрузки, пережитых два инфаркта. Предчувствуя скорую смерть, режиссер за три года до своей кончины оставил письмо, в котором были такие строки: "На моей могиле пусть вся вторая эскадрилья врежет мою любимую "Смуглянку" от начала и до конца..."
...Хоронили Л. Быкова в 1979 году без оркестра (как он и просил). На могиле Байкового кладбища в Киеве братья-актеры, снимавшиеся в фильме, исполнили его последнюю просьбу: спели его любимую песню. Плакали и пели...
А фильм, созданный талантливым режиссером, продолжает жить, и ни один праздник Победы не обходится без показа по телевидению "Стариков..." с его знаменитой "Смуглянкой".

Подполковник Василий ЦИЦАНКИН.

9



НIЧ ЯКА МIСЯЧНА

Песня из к/ф "В бой идут одни "старики"

Hiч яка мiсячна, зоряна, ясная,
Видно, хоч голки збирай.
Вийди коханая, працею зморена
Хоч на хвилиночку в гай.

Ти ж не лякайся, що нiженьки босиi
Топчуть холодну росу.
Я ж тебе рiдная аж до хатиноньки
Сам на руках вiднесу.

Сядемо вкупочцi бiля хатиноньки
i над панами я пан.
Глянь, моя рибонько, срiбнею хвилею
Котиться в полi туман.


"Народный" вариант стихотворения М.П. Старицкого

Нiч яка мiсячна, зоряна, ясная!
Видно, хоч голки збирай.
Вийди, коханая, працею зморена,
Хоч на хвилиночку в гай.

Сядемо вкупочцi тут пiд калиною -
I над панами я пан!
Глянь, моя рибонько, - срiбною хвилею
Стелеться полем туман.

Гай чарiвний, нiби променем всипаний,
Чи загадався, чи спить:
Он на стрункiй та високiй осичинi
Листя пестливо тремтить.

Небо незмiряне, всипане зорями, -
Що то за божа краса!
Перлами ясними ген пiд тополями
Грає краплиста роса.

Ти не лякайся, що нiженьки босi
Вмочиш в холодну росу:
Я тебе, вiрная, аж до хатиноньки
Сам на руках однесу.

Ти не лякайся, що змерзнеш, лебедонько,
Тепло - нi вiтру, нi хмар:
Я пригорну тебе до свого серденька,
А воно палке, як жар.

Ти не лякайся, що можуть пiдслухати
Тиху розмову твою:
Нiчка поклала всiх, соном окутала, -
Анi шелесне в гаю.

Сплять вороги твої, знудженi працею, -
Нас не сполоха їх смiх.
Чи ж нам, окраденим долею нашею,
Й хвиля кохання - за грiх?

Михаил Петрович Старицкий
ВИКЛИК

Ніч яка, Господи! Місячна, зоряна:
Ясно, хоч голки збирай...
Вийди, коханая, працею зморена,
Хоч на хвилиночку в гай!

Сядем укупі ми тут під калиною -
І над панами я пан...
Глянь, моя рибонько, - срібною хвилею
Стелеться полем туман;

Гай чарівний, ніби променем всипаний,
Чи загадався, чи спить?
Он на стрункій та високій осичині
Листя пестливо тремтить;

Небо незміряне всипано зорями -
Що то за Божа краса!
Перлами-зорями теж під тополями
Грає перлиста роса.

Ти не лякайся-но, що свої ніженьки
Вмочиш в холодну росу:
Я тебе, вірная, аж до хатиноньки
Сам на руках однесу.

Ти не лякайсь, а що змерзнеш, лебедонько:
Тепло - ні вітру, ні хмар...
Я пригорну тебе до свого серденька,
Й займеться зразу, мов жар;

Ти не лякайсь, аби тут та підслухали
Тиху розмову твою:
Нічка поклала всіх, соном окутала -
Ані шелесне в гаю!

Сплять вороги твої, знуджені працею,
Нас не сполоха їх сміх...
Чи ж нам, окривдженим долею клятою,
Й хвиля кохання - за гріх?

1870

10


ЗА ТОГО ПАРНЯ

Я сегодня до зари встану.
По широкому пройду полю...
Что-то с памятью моей стало,
Все, что было не со мной - помню.

Бьют дождинки по щекам впалым,
Для вселенной двадцать лет - мало,
Даже не был я знаком с парнем,
Обещавшим: "Я вернусь, мама!"

    Припев:
    А степная трава пахнет горечью,
    Молодые ветра зелены.
    Просыпаемся мы - и грохочет над полночью
    То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.
    Просыпаемся мы - и грохочет над полночью
    То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны...

Обещает быть весна долгой,
Ждет отборного зерна пашня...
И живу я на земле доброй
За себя и за того парня.

Я от тяжести такой - горблюсь,
Но иначе жить нельзя, если
Все зовет меня его голос,
Все звучит во мне его песня.

    Припев:
    А степная трава пахнет горечью,
    Молодые ветра зелены.
    Просыпаемся мы - и грохочет над полночью
    То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.
    Просыпаемся мы - и грохочет над полночью
    То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны...

1970 г.
Слова Роберта Рожденственского
Музыка Марка Фрадкина
Из кинофильмов "В бой идут одни старики", "Минута молчания" (Киностудия им. Горького, 1971).


Вы здесь » Во славу отечества Российского! » Кинофильмы » "В бой идут одни старики"