Во Славу Отечества Российского!!!

Во славу отечества Российского!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Во славу отечества Российского! » Англо-саксы и остальные против России » Как и где Англия проиграла свою Вторую мировую


Как и где Англия проиграла свою Вторую мировую

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Как и где Англия проиграла свою Вторую мировую

http://ic.pics.livejournal.com/seva_riga/51019563/915130/915130_600.jpg

    Ничуть не сомневаюсь, что Черчилль, услышав о начале советско-германской войны, пришёл в полный восторг и несколько раз прогнал на своем граммофоне пластинку с записью «Интернационала» (как он писал в своих мемуарах) — 22 июня 1941 года война приобрела именно тот характер, который и должна была, по мысли его закулисных кукловодов, иметь с самого начала: германский Рейх плотно увязает на Востоке, англосаксы неторопливо и вдумчиво готовят СВОЁ покорение Европы, чтобы в момент, когда силы обеих континентальных держав окончательно иссякнут, — высадиться на материке и продиктовать ВСЕМ европейским государствам, большим и маленьким, СВОЁ видение послевоенного мира.

    Поэтому уже 22 июня британский премьер-министр в своем радиообращении — как обычно, в свойственной ему пафосной манере — объявил о поддержке СССР:

     

«Гитлер хочет уничтожить русскую державу потому, что в случае успеха надеется отозвать с Востока главные силы своей армии и авиации и бросить их на наш остров... Его вторжение в Россию — лишь прелюдия к попытке вторжения на Британские острова... Поэтому опасность, угрожающая России — это опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам… Великобритания окажет России и русскому народу всю помощь, какую только сможет».

    То же самое через два дня сделал Рузвельт, а 26 июня американское правительство  объявило, что закон о нейтралитете не распространяется на Советский Союз.

    Англосаксы, разумеется, отнюдь не желали ПОБЕДЫ Советскому Союзу — для них главным был сам факт появления Восточного фронта, как геополитической и военно-стратегической реальности — посему особо спешить с помощью Советской России они не торопились.

    В конце концов был риск, что Сталин не выдержит следующих одна за другой военных катастроф его армий и предложит Гитлеру подписать «второй Брестский мир». Сражающаяся с Германией Россия — это было воплощение в жизнь самых смелых мечтаний Мировой Закулисы, но от России отнюдь не требовалось нанести поражение вермахту — от неё требовалось лишь как можно дольше удерживать немецкую армию на Востоке, изматывая её тяжелыми длительными боями, отступая хоть до Урала. Только бы она не сложила оружия!

    Но для этого англосаксам нужно было, во-первых, добиться того, чтобы Советский Союз продолжал сражаться, во-вторых, требовалось привлечь на свою сторону как можно больше доселе нейтральных государств — чтобы использовать для войны с Германией ресурсы всей Ойкумены.

    И то, и другое требовало серьезных затрат ресурсов — материальных и политических, причём от обоих англосаксонских государств. Причём от Великобритании — в гораздо большей степени, поскольку она УЖЕ находилась в состоянии войны с Германией; США же могли позволить себе неторопливо определять те бонусы, ради которых они ДЕ-ЮРЕ вступят в войну на стороне англичан (де-факто они вступили в неё уже 11 марта 1941 года, приняв закон о ленд-лизе).

    12 июля было подписано советско-британское соглашение о совместных действиях в войне против Германии — но документ этот носил все же по большей части декларативный характер, реально помочь Советскому Союзу техникой и вооружением англичане летом сорок первого года не могли.

    Зато могли американцы — но для того, чтобы на месте выяснить ситуацию (устоит ли Советская Россия или все же рухнет под тяжестью жестоких поражений в Белоруссии и Прибалтике), 30 июля в Москву прибыл личный представитель президента Рузвельта Гарри Гопкинс. Он на месте убедился, что русские будут сражаться до упора — и после этого Рузвельт принял решение о начале поставок американской техники и вооружения в СССР.

    С Восточным фронтом англосаксы к началу августа более-менее определились — во всяком случае, они убедились, что оный фронт — это «всерьез и надолго». И теперь перед «лидерами свободного мира» встал вопрос — каким будет послевоенное мироустройство (потому что в своей победе над Германией они не сомневались — не для того затевалась ими эта война, чтобы проиграть…).

    И вот здесь между «заклятыми друзьями» возникли серьезные разногласия…

    Англо-американская конференция в Арджентии близ Ньюфаундленда проходила с 9 по 12 августа 1941 года. И на этой конференции президент Рузвельт, будучи фактически хозяином положения, буднично и весьма спокойно огласил премьер-министру Черчиллю «цену крови»: взамен вступления Америки в войну с Германией он попросил у последнего сущую мелочь — Британскую империю. Со всеми потрохами!

    В разговоре со своим сыном Эллиотом он так обосновал свои требования:

«Есть еще одно обстоятельство. На карту поставлена судьба Британской империи. Английские и германские банкиры уже давно прибрали к рукам почти всю мировую торговлю — правда, не все отдают себе в этом отчет. Даже поражение Германии в прошлой войне не изменило дела. Так вот, это не слишком выгодно для американской торговли, не правда ли? Если в прошлом немцы и англичане стремились не допускать нас к участию в мировой торговле, не давали развиваться нашему торговому судоходству, вытесняли нас с тех или других рынков, то теперь, когда Англия и Германия воюют друг с другом, что мы должны делать? Никаких искусственных барьеров, как можно меньше экономических соглашений, предоставляющих одним государствам преимущества перед другими. Возможности для расширения торговли. Открытие рынков для здоровой конкуренции!»

    Рузвельт отлично знал, что Англия после Первой мировой войны торговала со своими доминионами по преференциальным соглашениям, неравноправным по отношению к ним, а в торговле с колониями вообще предпочитала безвозмездные изъятья сырья (в крайнем случае — за весьма символическую плату) — ни на дюйм не допуская никакого фритрейдерства на поднадзорных территориях.

    И что сама идея фритрейда была для властителей Альбиона как красная тряпка для быка — дряхлеющая британская экономика не имела сил, чтобы на равных вести конкурентную борьбу, и поэтому старательно ограждала преференциальными барьерами своё «поле для охоты».

    Америка же готова была конкурировать на любых рынках и рассчитывала на победу в этой борьбе — но для достижения этой победы американцам не хватало сущей мелочи — крушения Британской империи…

    Надо отметить, что Черчилль поначалу яростно сопротивлялся предлагаемой Рузвельтом свободной мировой торговле — особенно с Индией и другими британскими колониями.

    Когда американский президент констатировал, что более не могут сохраняться в прежнем виде «имперские торговые соглашения, так как именно из-за них народы Индии и Африки, всего колониального Ближнего и Дальнего Востока так отстали в своем развитии», Черчилль, побагровев, ответил довольно резко:

«Господин президент, Англия ни на минуту не намерена отказываться от своего преимущественного «положения в Британских доминионах. Торговля, которая принесла Англии величие, будет продолжаться на условиях, устанавливаемых английскими министрами!»

    Увы, Черчилль сопротивлялся недолго; не в его положении было требовать и настаивать — немцы могли вот-вот одержать верх в «Битве за Англию», тут уж не до амбиций.

    В результате умелого выкручивания рук, совершенного Рузвельтом с истинно джентльменским тактом, британский премьер был вынужден 14 августа подписать «Атлантическую хартию» — в которой чёрным по белому было сказано:

«Соблюдая должным образом свои существующие обязательства, они будут стремиться обеспечить такое положение, при котором все страны — великие или малые, победители или побежденные — имели бы доступ на равных основаниях к торговле и к мировым сырьевым источникам, необходимым для экономического процветания этих стран».

    Это была эпитафия над могилой Британской империи — которую, по иронии судьбы, подписал самый ревностный её паладин, сэр Уинстон Черчилль, внук герцога Мальборо…

    Как ТАКОЕ могло произойти?

    Очень просто. Рузвельт в Арджентии оказался в ситуации, о которой политику можно только мечтать: возглавляемые им США в августе 1941 года находятся ВНЕ войны, в то же время по максимуму используя существующую ситуацию европейской бойни, диктуя всем своим клиентам «правила игры» — Великобритания же не просто находится в состоянии войны с Германией, она в этот момент ведёт с врагом ожесточенное сражение, исход которого ещё отнюдь не предрешен; вполне может статься, что британский кабинет во главе с сэром Уинстоном вынужден будет просить убежища в Канаде, Англия же станет полем боя.

    В такой ситуации британский премьер вынужден пойти на условия США — иными словами, на конференции в Арджентии лондонский Сити с треском проиграл Уолл-стриту, а фунт стерлингов окончательно уступил место мировой валюты американскому доллару…

    Американцы ЗАСТАВИЛИ англичан согласиться с тем, что отныне мир будет принадлежать самой твердовалютной и золотозапасной стране в мире — британцам же оставлялась почётная роль доставщиков пиццы истинному Хозяину Земли.

    Впрочем, несмотря на столь печальный для Великобритании итог этой конференции (коему Черчилль изо всех сил сопротивлялся, заявляя, что «он стал премьер-министром Его Величества не для того, чтобы председательствовать при ликвидации Британской империи»), англосаксы все же остались едины в одном — Германию надо уничтожить.

    И вовсе не потому, что, как говорил Рузвельт, «одной из главных причин возникновения войны было стремление Германии захватить господствующее положение в торговле Центральной Европы» — а потому, что Германия просто ВЫШЛА из той системы мировой торговли, которая была создана англосаксами.

    Немцы отвергли и фунт, и доллар — вместо этого вводя в торговую практику клиринг, который не требовал свободно конвертируемой валюты. И именно за это немцев надо было жесточайше покарать — ибо их пример становился заразителен для всего остального мира…

    Более того — Германию следовало окончательно и бесповоротно УНИЧТОЖИТЬ, превратив в колонию англосаксонского мира. И именно для того, чтобы выработать метод такого уничтожения, и была назначена конференция глав США и Великобритании в Касабланке.

    http://imhoclub.by/ru/material/kak_i_gd … z4T8Nq5c1e

    Продолжение следует

2

seva_riga

Германия должна умереть

    Конференция в Касабланке

http://ic.pics.livejournal.com/seva_riga/51019563/915254/915254_600.jpg

    Большинство «историков», которые пишут о конференции глав США и Великобритании в Касабланке, предпочитают долго и нудно рассказывать о военных планах союзников, о том, сколько тоннажа генеральные штабы обеих армий планировали выделить на те или иные десантные операции, и о прочей тому подобной второстепенной ерунде.

    О главном же, что, собственно говоря, и составляло смысл вышеозначенного «саммита» Рузвельта и Черчилля — о принятии принципа «Безоговорочной капитуляции Германии» как главной цели войны — эти люди обычно предпочитают говорить походя, между прочим, как о чём-то второстепенном, о чём и говорить-то не стоило, но, увы, положение обязывает…

    Лжецы и лицемеры.

    Во-первых, что означает сам принцип «безоговорочной капитуляции» (по-английски — «unconditional surrender»)? Он означает АБСОЛЮТНОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ государства противника.

    То есть война должна вестись до полного и безусловного разгрома армий Германии, ликвидации её государственного аппарата, оккупации её территории и установления над территорией, где когда-то находилась Германия — режима внешнего управления.

    Никогда до этого в истории современной цивилизации цели войны таким образом НЕ ФОРМУЛИРОВАЛИСЬ — войны велись для достижения каких-то результатов, и когда они достигались — победитель предлагал побежденному сесть за стол переговоров и закрепить фактическое состояние дел МИРНЫМ ДОГОВОРОМ.

    В случае же «безоговорочной капитуляции» НИ О КАКОМ МИРНОМ ДОГОВОРЕ речи не шло — Германия должна была просто исчезнуть с лица земли, а на её месте победители были вправе установить такую форму государственного управления, которую посчитали бы нужным.

    Формулой «безоговорочная капитуляция» США и Великобритания брали на себя обязательство не подписывать никаких договоров и соглашений с правительствами Германии и Японии. Была обозначена перспектива того, что победители не будут рассматривать своих противников как субъектов будущих мирных переговоров.

        Это было не просто беспрецедентно — на глазах всего мира Рузвельт объявил, что никакого мира ни с какой Германией США и Великобритания подписывать НЕ БУДУТ — вне зависимости от того, какой политический режим будет существовать в НЕПОБЕЖДЕННОЙ Германии! Отныне даже убийство Гитлера и одностороннее прекращение огня немецкими войсками по всем фронтам — НИЧЕГО НЕ ЗНАЧИЛО! Германия должна была умереть!

    И об этом чудовищном, жутком, беспрецедентном условии, заведомо превращающим войну против Германии в БИТВУ НА ИСТРЕБЛЕНИЕ — «историки» пишут, как о чем-то незначимом!

    Во многих исследованиях, посвященных Второй мировой, о том, КАК Рузвельт предложил Черчиллю подписать соглашение о «безоговорочной капитуляции», рассказывается, как о деле пустяковом и малозначительном.

    Дескать, во время пресс-конференции, созванной 24 января 1943 года по случаю завершения работы Касабланкской конференции, Рузвельт сообщил журналистам — что характерно, в самом конце своей речи:

     

«Еще одно положение, которое премьер-министр и я давно хранили в своих мыслях, но никогда раньше не излагали официально, состоит в убеждении, что мир может наступить только после полного уничтожения германской и японской военной мощи.

        Некоторые из вас, англичан, помнят, что у нас был генерал Улисс Симпсон Грант, которого в дни нашей юности называли Грант «Безоговорочная Капитуляция». Уничтожение германской, японской и итальянской военной мощи означает безоговорочную капитуляцию Германии, Японии и Италии. Это означает разумную гарантию будущего международного мира. Вместе с тем речь идет об уничтожении не населения Германии, Японии или Италии, а господствующей в этих странах идеологии, проповедующей агрессию и порабощение других народов. Эту конференцию можно назвать конференцией о безоговорочной капитуляции».

    То есть мы хотим не уничтожения Германии — а всего лишь жаждем избавить немцев от охмурившей их идеологии, наша цель — не ликвидация Германии, как суверенного государства, а просто наставление заблудших германских обывателей на путь истинный.

    Ничего вам не напоминает, уважаемые читатели?

    Что характерно — замысел этой самой «безоговорочной капитуляции» вынашивался Рузвельтом задолго до января 1943 года — более того, ЗАДОЛГО ДО ВСТУПЛЕНИЯ США ВО ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ.

    Ну, в каком смысле «вынашивался»? Эту идею вложили в уста американского президента люди, никаких формальных постов в администрации не занимавшие — а просто ВЛАДЕВШИЕ АМЕРИКОЙ.

    Именно этим людям и нужно было полное, абсолютное и тотальное уничтожение Германии — что как нельзя лучше можно было бы осуществить, загнав немцев в угол и заставив их сражаться с отчаяньем обреченных…

http://imhoclub.lv/admuploads/image/f546.jpg

    Рузвельт и Черчилль на пресс-конференции в Касабланке 24 января 1943 года.

    Вы спросите меня, что это за люди нашёптывали Франклину Делано Рузвельту эти жутковатые слова — «безоговорочная капитуляция»? Охотно отвечу!

    Генерал Эйзенхауэр в своей «Кампании в Европе» утверждает, что формула «безоговорочная капитуляция» впервые была упомянута на заседании комитета начальников штабов 7 января 1943 года. Очень может быть — но для того, чтобы эта формула «была упомянута», кто-то должен был ей сформулировать.

    И произошло это задолго до января сорок третьего…

    Комптон Маккензи (Compton Mackenzie) в книге «Mr. Roosevelt» (N.Y., 1944, p. 251) датирует происхождение плана о безоговорочной капитуляции к периоду «семейной беседы» Рузвельта от 29 декабря 1940 года, примерно за год до формального вступления США во Вторую мировую войну.

    Яростным сторонником «безоговорочной капитуляции» был Генри Моргентау — но «отцом» этого термина применительно к Германии является всё же Бернард Барух, «смотрящий» за Рузвельтом от американской еврейской финансовой олигархии, официально — «экономический советник» американского президента (при этом не имело значения, КАКОГО президента, Барух «комиссарил» и при Трумэне, и при Эйзенхауэре). Он же, кстати, был отцом выражения «холодная война»1.

    Реальная власть в Штатах с 1913 года — с момента принятия закона о Федеральной резервной системе, позволяющей частной банковской структуре печатать бумажные доллары — принадлежала финансовой олигархии, состоящей из семей Рокфеллеров, Варбугов, Шифов, Кунов, Леебов и Ротшильдов, плюс «второй эшелон», состоящий из еврейских «талантливых юношей», готовых на всё и лишённых каких бы то ни было моральных принципов — которые, как известно, только мешают бизнесу.

    Все рычаги влияния на общественное мнение принадлежали этим «некоронованным королям» Америки, и они — и ТОЛЬКО ОНИ — решали, кто из публичных политиков будет президентом, кто — государственным секретарем, кто — министром обороны или генеральным прокурором.

        Эта система, кстати, успешно существует в США и сейчас — и посему разные забавные россказни о том, что очередной клоун в Белом доме что-то может решать — суть смешные байки и не более того. При каждом американским президенте всегда есть своеобразный «комиссар» — который и даёт ему «ценные советы», ослушаться которых президенты обычно не рискуют.

    Потому что судьба Гарфилда, Мак-Кинли и Кеннеди у всех на слуху…

    Таковым «комиссаром» при президенте Рузвельте и был Бернард Барух — прожженный спекулянт и матёрый аферист, напрочь лишенный разных ненужных сантиментов типа совести.

http://imhoclub.lv/admuploads/image/f546066feec4bc5b0752e091d13ca4ac.jpg

    Бернард Барух и Франклин Делано Рузвельт.

    Этот человек — разумеется, вместе со своими подельниками Шифом и Варбургом, использовав Закон о Федеральной резервной системе — в 1929 году организовал биржевой крах, скупив акции ведущих американских компаний по бросовым ценам — что позволило ему и его подельникам сосредоточить экономическое могущество Америки в руках еврейской финансовой олигархии (отодвинув на вторые роли ранее могущественных Морганов и разных прочих Фордов).

    И именно этот человек формулировал «пожелания» Владетелей Америки, обращённые к исполнительной власти — главным из которых было: не прекращать войну против Германии до полного и окончательного её сокрушения, вне зависимости от того, чего это будет стоить народам «антигитлеровской коалиции», и сколько миллионов жертв придется принести ради того, чтобы осуществилась эта формулировка.

    Германия должна быть повержена ниц, безжалостно наказана за попытку вырваться из ярма вненациональной финансовой олигархии и отказаться от правил, выработанных Мировым Капиталом — и плевать финансовому интернационалу было на то, что из-за этого человеческая кровь будет литься рекой….

    На судьбы людские им всегда было плевать.

    Естественно, далеко не все в элите США были согласны с таким безумным решением — и бывший президент Герберт Гувер, и Аллен Даллес, руководитель Женевской резидентуры (по сути, глава внешней разведки Штатов) Бюро стратегических служб (ставшего впоследствии Центральным разведывательным управлением) и Уильям Буллит (бывший до 1940 года послом во Франции и близко общавшийся с Рузвельтом) были категорически против принципа «безоговорочной капитуляции» — правда, по разным причинам.

    Но из-за различий во взглядах противники этой формулировки так и не смогли создать единый «фронт» — в результате чего президент США благосклонно отнесся к пожеланию финансовой олигархии уничтожить Германию.

    Что характерно — евреи, стоящие во главе США (давайте не будем грешить политкорректностью и называть вещи своими именами), понимали, что «безоговорочная капитуляция» приведет к серьезным проблемам у их единоверцев в Европе. В апреле 1943 года в Нью-Йорке была даже организована «Срочная конференция по спасению европейских евреев» — и что? И НИЧЕГО!

    Эта конференция почти единодушно поддержала требование «безоговорочной капитуляции», против оказался лишь один человек — по иронии судьбы, единственный НЕ еврей из числа руководителей конференции — Герберт Гувер…

    Сходняк американских евреев порекомендовал американской армии бомбить концентрационные лагеря — дабы заключённые могли невозбранно сбежать из-под охраны (правда, не сказав, куда), а также поддержал эмиграцию евреев из Европы во время продолжения военных действий — весьма, надо сказать, нетривиальное решение...

    Хочу заметить, что немцы до войны всячески приветствовали эмиграцию евреев из Германии, но немецкое предложение по эмиграции европейских евреев, представленное Адольфом Эйхманом в Лиссабоне в 1940 году и ещё раз — в Берлине в 1941 году, не принесло никаких результатов, а уж после вторжения вермахта в пределы СССР пути эвакуации евреев из охваченной войной Европы и вовсе были начисто перекрыты.

    Те же несчастные, которым все же удавалось сбежать от войны — далеко не всегда достигали заветного мирного берега.

    И совсем не немцы тому виной…

    25 ноября 1940 года французский лайнер «Патриа» был подожжён и потоплен английскими военными кораблями вблизи Хайфы. Тогда погибло 2875 евреев.

http://imhoclub.lv/admuploads/image/patria_tonet_na_reyde_v_hayfe..jpg

    «Патриа» тонет на рейде в Хайфе.

    В марте 1942 года британцы запретили высадку в Палестине немецкого парохода «Штрума» с 769 пассажирами-евреями из Европы. Вскоре после этого пароход затонул; спасся только один человек.

    Но кто для нью-йоркской финансовой олигархии какие-то европейские евреи? Конкуренты, и не более того! Таких и утопить не грех…

    Решение о принятии англосаксами в качестве modus vivendi идущей против Германии войны принципа «безоговорочной капитуляции» в Германии вызвало весьма разнонаправленную реакцию (оглашён этот принцип был 24 января 1943 года на пресс-конференции, завершающей «саммит» в Касабланке — иными словами, немцам было публично предложено «Сдохните, суки!»).

    Истые национал-социалисты на это лишь скрипнули зубами: «Мы так и знали!», остальные немцы, много более склонные к конформизму (а таковых даже в руководстве Германии было изрядно), растерянно развели руками: «Ну ты подумай, что творят!»

    Но ни те, ни другие — не знали, что можно предпринять в данной ситуации.

    Впрочем, выхода для Германии в данных условиях НЕ БЫЛО в принципе — Черчилль и Рузвельт (вернее, их Хозяева) оставили немцам лишь одну возможность — геройски умереть…

    Нельзя сказать, что ВСЕ вожди Третьего рейха после публичного оглашения англосаксами принципа «война до последнего немца!» согласились с тем, что отныне у них есть лишь одна стезя — война до полного уничтожения Германии.

    До Касабланки (да и много позже неё) среди германской «номенклатуры» находилось немало людей, изо всех сил пытавшихся переломить худую судьбу Третьего рейха и выторговать — не важно, на каких условиях — ему право сохранить хоть малую толику суверенитета после поражения в идущей войне (а о том, что поражение неизбежно, говорил уже 29 ноября 1941 года министр вооружения и боеприпасов Германии Ф. Тодт — «в военном и экономическом отношении Германия войну уже проиграла» (К. Reinhardt. Die Wende vor Moskau. s. 184)).

    Но все эти попытки натыкались на глухую стену…

    Джордж Ирли, американский посол в Софии, а затем, после объявления войны Болгарией Соединённым Штатам — личный представитель Рузвельта на Балканах — в начале 1943 года получил письмо от адмирала Канариса, а затем встретился с ним лично.

    В приватном разговоре с журналистом Седриком Солтером (бывшим тогда корреспондентом «Дейли экспресс» в Турции) Ирли заметил, что вопрос шел о проекте мирного договора, намеченного Канарисом, хотевшего, чтобы этот проект обсудили в Америке»2. По словам Солтера, письмо Канариса Ирли было написано во время конференции в Касабланке.

    Также имеется подтверждение Аллена Даллеса, что представитель Канариса в Берне Гизевиус в январе 1943 года настойчиво пытался узнать у представителей швейцарской резидентуры Бюро Стратегических служб, каковы могут быть условия мира, предложенные союзниками.

    С января по апрель 1943 года в Швейцарии состоялись переговоры между главой бернской резидентуры Бюро стратегических служб США, с одной стороны, и агентами главного управления имперской безопасности и министерства иностранных дел Германии — с другой.

    В одной из бесед Даллеса с М. Гогенлоэ, немецким аристократом, близким к правящим кругам Германии, Даллес выразил согласие с тем, что «федеративная Германия, подобная Соединенным Штатам, будет лучшей гарантией порядка и восстановления Центральной и Восточной Европы».

    Шеф Бюро выдвинул также идею создания «санитарного кордона против большевизма» из Польши, Румынии и Венгрии. Также в этих переговорах затрагивались вопросы о включении Австрии и Чехословакии в состав «великой Германии» и некоторые другие стороны «мирного урегулирования».

    Впрочем, попытки «договориться» с англосаксами предпринимались и Шелленбергом, и Гиммлером, и некоторыми другими вождями Третьего рейха — как известно, без какого бы то ни было успеха. Хозяева англосаксов даже не рассматривали предложения немцев всерьез. Не зря Господь называл евреев «жестоковыйными»…

     

Примечания

        1. http://www.history.com/this-day-in-history

        2. Ладислас Фараго — «Игра лисиц. Секретные операции абвера в США и Великобритании».


    Александр Усовский IMHOclub-Riga


Вы здесь » Во славу отечества Российского! » Англо-саксы и остальные против России » Как и где Англия проиграла свою Вторую мировую